Иван Аристов: «У меня изначально представление о Polka как о региональной мебельной „Заре“»
иван аристов полка. polka
Фото: Михаил Чекалов

Главред Homeguide встретился с владельцем студии мебели Polka и узнал, почему успешный производитель мебели на заказ всеми силами пытается переформатироваться в производителя готовых коллекций и насколько успешно ему это удается.

Михаил Родионов: Вас многие — да и я тоже — знают как «Студию мебели Бакаут». Почему вы решили переименоваться?

Иван Аристов: Мой отец был соучредителем ПКП «Бакаут», основанного в середине 90-х. В 2001 году он вышел из состава учредителей, поскольку взгляды партнеров на стратегию развития компании кардинально отличались. Отец создал «Студию мебели Бакаут», которая сделала ставку на производство качественной мебели для конечных потребителей, тогда как ПКП «Бакаут» изначально выпускало продукцию, ориентированную на дилеров, большие сети. Нас всё равно, ожидаемо, путали. Спустя пять лет вновь решили переименоваться. Теперь мы Polka.

мебель бакаут. мебель polka краснодар

Михаил: У вас собственное производство. Что это значит? Вы пилите лес, шпонируете, красите? Или собираете готовые модули?

Иван: Ошибка, которую в своё время допустили мы и которую совершают 99 процентов мебельщиков, — влезть в кредиты, чтобы купить крутой станок. А он не работает, потому что станок за 100 тысяч долларов — это верхушка айсберга. Главное — техдокументация. Плюс грамотный менеджмент, управление. Ты должен организовать производство с оптимальной загрузкой — так, чтобы станок не простаивал, а для этого необходимо наличие нужных материалов и техзаданий, чтобы люди четко понимали, что нужно делать. Повторюсь: залог успеха — конструкторский блок и грамотное распределение задач. Плюс отлаженная логистика — без неё тоже никак. Если посмотреть спецификацию материалов и комплектующих, необходимых для реализации одного заказа, то это 3–4 листа, до 300 позиций. Чего-то вовремя не привезли на производство — процесс встал, сроки сбились — вот и все дела.

иван аристов полка. polka

Что касается технологических операций, мы пилим плитный материал, прессуем и красим шпон, делаем фасады. Не перестану говорить: наш конек — то, что мы сами разрабатываем модели. Проектируем мебель, делаем документацию, заносим ее в электронную систему. Замороченный процесс, но я горжусь, что мы пришли к такой схеме. Есть уверенность в результате — и у нас, и у клиента.

Михаил: Кто разрабатывает мебель?

Иван: Это работа не одного человека. Конструктор, как правило, интроверт. Сидит, смотрит в монитор и раздражается, когда его дергают, отвлекают. Дизайнер же, напротив, всё время должен смотреть по сторонам, следить за тенденциями, новыми материалами. Идеальный конструктор — тот, который способен смотреть по сторонам. Но мы таких не встречали. Пытаемся приучить наших.

А за дизайн отвечает моя супруга Полина. Ездим по выставкам, смотрим, кто что предлагает. Выбираем интересное и думаем, что из этого можно сделать самим, а что нет. Если что-то не в силах изготовить сами, разговариваем с теми, кто может. Исходя из этого придумываем коллекцию. Полина делает эскизы моделей, затем прорабатываем их с технологом и лишь после создаем образцы мебели.

иван аристов полка. polka

Михаил: Вопрос Полине: на какую стилистику ты ориентируешься?

Полина Аристова: Подчеркнуто кучерявого нет — нет соответствующего оборудования. Хотя, если клиенту нужно, найдем подрядчика и изготовим что-то такое барочное. Нам ближе современная классика, скандинавский дизайн.

Иван: Ну, это Полина говорит как дизайнер. Я же, как бизнесмен, стремлюсь к более широкому ассортименту.

У меня изначально представление о «Полке» как о региональной мебельной «Заре».

Полина: Но Zara же не производит кучерявых платьев.

Иван: Не производит, но есть и классическая одежда, и спортивная, и кэжуал.
Широкая матрица, в общем.

мебель бакаут. мебель polka краснодао

Михаил: Polka — это прежде всего мебель на заказ или модельная линейка?

Иван: Сегодня в большей степени заказные вещи. Но концепция бренда предполагает — и мы работаем над этим — широкую матрицу коллекций, которая может удовлетворить разные стилистические потребности. Плюс возможность адаптировать мебель по материалу, цвету, размеру. К примеру, ты говоришь: «Мне нужен такой же стол, только красного цвета и в два раза шире». Окей, мы его сделаем.

Вот есть компании, которые говорят, что могут сделать любую мебель. Это потому, что у них нет коллекций, нет конкретного предложения. И у нас долгое время не было. А клиент подчас не знает, что хочет, ему нужно посмотреть. Или не понимает, на что мы способны, — и это ограничивает его воображение. Когда перед глазами коллекция — это конкретика, есть отчего оттолкнуться.

мебель бакаут. мебель polka краснодаомебель бакаут. мебель polka краснодаор

Есть и другая проблема — продавцы. Ты берешь менеджера. Он хорошо выглядит, складно говорит, умеет продавать, в конце концов. Но ничего не смыслит в производстве мебели, и он легко может нарисовать какое-то фуфло а-ля кухня с Сенного рынка — притом такую, произвести которую мы, вполне возможно, не сможем по техническим причинам. Приходится учить, долго и сложно.

Другое дело, когда мы имеем дело с готовыми коллекциями. Клиент говорит: «Хочу шкаф». Менеджеру не нужно придумывать шкаф — всё уже придумано людьми, которые в этом досконально разбираются.

То есть наша задача — линейками готовых моделей дать и клиенту, и менеджеру инструмент. Сделать что-то вроде меню, чтобы была возможность выбрать.

мебель бакаут. мебель polka краснодао

Михаил: На каком вы сейчас этапе от того, когда делали мебель только на заказ, до производителя уровня региональной мебельной «Зары»?

Иван: Где-то на трети пути. Хотим, чтобы было порядка 30 коллекций.

Михаил: Под коллекцией понимается стилистика или жилая зона?

Иван: И то и другое.

Михаил: Что сейчас производит Polka?

Иван: Детские, спальни, гостиные, мебель для прихожей. Кухни и гардеробные шкафы всегда делают под индивидуальный размер, поэтому вывели их из коллекций.

Отдельное направление — линейка предметов Design Place. Допустим, есть тумба, которая нам нравится, но мы не можем выжать из неё полноценную коллекцию. Не ставить же не ней крест. Пусть будет самостоятельным объектом.

мебель бакаут. мебель polka краснодао

Михаил: В шоу-руме заметил несколько дверей. Ваши?

Иван: Двери делаем, но это новое направление. Сейчас у нас 8 моделей и 12 вариантов отделок. Отработали пока только единичные заказы — своим людям и для ФК «Краснодар».

мебель бакаут. мебель polka краснодао

Михаил: Вы сделали двери для ФК «Краснодар»?

Иван: И не только двери. Комплексно обставляли один из корпусов детской академии и жилые корпуса на тренировочной базе основной команды. Практически вся мебель, стеновые панели, раздвижные двери, шкафы и полки произведены нами по эскизам авторов проекта — архитектора Максима Рымаря и команды MAXIM RYMAR architectural studio. Теперь у нас два заказа от футболистов «Краснодара».

Михаил: С рекламой вам можно сильно не креативить. Фото интерьера, надпись «Это сделали мы», расшифровку для ясности — и эффект, уверен, не заставит себя долго ждать. Давайте вернемся к разработке коллекций. Наверняка есть фабрики, на которые вы ориентируетесь?

Полина: Хорошо знаем Restoration Hardware, Paroda, Marchetti, Alno и другие бренды. Продолжаем присматриваться и узнаем новые компании. Многое берем у них, но не занимаемся копированием. Перерабатываем, адаптируем под наши технологические возможности и запросы клиентов.

Иван: Взять первые коллекции детских. Мы ориентировались на модели фабрики Feretti. Думали, перерисуем — и дело в шляпе. Начали рисовать, по чертежам сделали мебель — и получилось нечто новое. Мы участвовали в московской выставке, где был стенд Feretti, — и никто не сказал, что это что-то похожее.

Михаил: У тебя есть любимая коллекция или предмет?

Иван: Комод «Квентин».

Михаил: А мне черная кухня приглянулась. Предположим, закажу её. Сколько времени займет производство?

Иван: Ставим два месяца, стараемся делать за полтора. Процесс производства, как правило, не превышает семи-десяти дней. Много времени уходит на логистику и подготовку техдокументации.

мебель бакаут. мебель polka краснодао

Михаил: Сориентируй по стоимости вашей мебели.

Иван: Polka — это остановка между Швецией и Италией.

Михаил: Разница между «Икеей» и «Италией» может быть в три, а может и в десять раз — у итальянцев слишком разные предложения по цене.

Иван: Можно сравнить с «Интерьерной Лавкой». Или немного дешевле.

Михаил: Допустим, мне нужна опять-таки кухня. С каким минимальным бюджетом мне стоит обратиться в «Полку»?

Иван: 140–150 тысяч рублей. Ты получишь кухню длиной 3,5 метра, с фасадом из шпона и пластиковой столешницей. Без понтов, но вполне себе достойное изделие. У меня дома такая.

Михаил: А на примере детской?

Иван: 150–200 тысяч за гарнитур из массива дерева. Кровать, письменный стол, стеллаж для игрушек и большой шкаф, быть может, еще навесная полка. Аналогичный набор из ламината обойдется примерно в 100 тысяч.

мебель бакаут. мебель polka краснодао

Михаил: Сборка на вас?

Иван: Да, если заказчик в Краснодарском крае.

Михаил: Мебельный рынок в Краснодаре очень насыщен. Интерьерные салоны на любой вкус и кошелек, есть частные мастера. Убеди меня парой аргументов, почему стоит обратиться в «Полку».

Иван: Во-первых, я дам тебе любой размер и тот цвет, который ты хочешь, чего не сделает та же IKEA. Во-вторых, гарантирую, что ты получишь хороший результат. А если что-то будет не так, не буду звать сюда специалиста из Италии — быстро всё решу.

Михаил: Чем вы можете быть интересны интерьерным дизайнерам?

Иван: Гибкие, можем делать мебель на заказ. И мы не какой-то там столяр — сегодня здесь, а завтра там, — который может не брать телефон и кинуть на деньги. Есть имя, бренд. Мы не потеряемся, и я всегда отвечу на звонок.

иван аристов полка. polka

Краснодар, ул. Зиповская, 5; тел.: 8 800-500-21-64

Рекомендовать друзьям