Константин Акимов: «200 долларов, наследство от бабушки, вложил в тарелки от Захи Хадид. Решил, это хорошая инвестиция»

Не дизайнер и не архитектор, пока — только студент краснодарского Сельхоза, Константин Акимов бывает на самых закрытых дизайн-тусовках города и напрямую общается с представителями брендов и владельцами интерьерных салонов. Как получить пропуск куда угодно, о гонорарах за картинки из пинтереста, поддельном стуле Пантона и неподдельном интересе к дизайну — в интервью homeguide.ru.

В восьмом классе мне срочно понадобился стул от Вернера Пантона. Искал его по всему городу, нашел в Home Design. В салоне меня встретила девушка с классной визиткой. Подумал еще: салон вроде серьезный, должны помочь. Увидел Старка, обрадовался. «О, знаете Филиппа Старка?». «Да, я знаю Филиппа Старка!». Поговорили немного о дизайнерах, и она сказала: «Если интересно, приходите к нам работать». Оригинальный стул Пантона я так пока и не купил.

О себе, родителях и саксофоне

Мама — медицинский работник, папа — профессиональный спортсмен (Сергей Акимов — чемпион ЮФО по ралли. — Прим. ред.) Без них никогда не стал бы тем, кто я есть, они помогают во всем! Но мне всегда нравилось что-то другое. За плечами два музыкальных образования. Сначала блок-флейта, потом саксофон. Саксофон — мой лучший друг, с тех пор, как во втором классе его подарили родители. Со второго класса ходил в театральную студию, но к восьмому понял, что совмещать музыку и театр жутко сложно — из театра уволился.

 

Об интересе к дизайну и «смертельном» проекте мечты

Всё началось с российского AD — стал читать, интересоваться. Хотя сейчас журнал — прискорбная история, раньше он был гораздо информативнее. Основной источник информации сейчас — американский AD. Pinterest не успевает выкладывать то, что Architectural Digest выкладывает на сайте.

Поступать решил на архитектуру — это база, с которой смогу проектировать дома и быть дизайнером. И у меня была мечта — спроектировать крематорий. Его я, кстати, в итоге начертил — но понял, что с тематикой смерти, которая несёт свой энергетический след, нужно аккуратнее.

Отдал предпочтение инженерно-архитектурному факультету, я выйду инженером-проектировщиком. Кажется, что для молодого человека это лучше — иметь инженерное, а не дизайнерское образование.

 

О стуле Пантона и репликах

Вернёмся к стулу. С той встречи в Home Design проходит две недели, нервы сдают. Наконец, мне сказали цену — около 230 евро. Этих денег у меня, понятно, не было, а убедить родителей заплатить 230 евро за пластиковый стул совесть не позволила. Для тех, кто воспитан в Советском Союзе, пластиковый стул в любом прибрежном кафе мало чем отличается от стула Вернера Пантона — это важно понимать.

константин акимов

Узнав ещё и стоимость доставки, начал искать что-то доступное. Нашёл! У китайских производителей по максимально низкой цене: 3400 с доставкой. Привезли — без коробки. Помню, как нес его в руках, ехал в маршрутке… Но это было безумное счастье. Сегодня для меня этот стул — памятник собственной целеустремленности.

У нас любят слово реплика. Но какая разница между репликой и подделкой? Мягче звучит, что ли?

Про встречи дизайнеров, куда пускают по приглашениям

На мероприятия начал ходить с восьмого класса. Сначала открытые — вроде выставки YugBuild. Сам регистрировался и шел на лекции, а не чтобы собрать каталоги и все эти бумажки, как делает большинство.

Но по сути все началось со встреч, которые делало Национальное агентство по архитектуре и градостроительству. Помню, смотрел фотоотчеты и думал: «Люди же откуда-то о них узнают. Как попасть туда без знакомств и связей, без узнаваемого имени?». Начал продвигать себя сам.

C дизайнером Никой Зупанц и генеральным директором Asko Russia Диме Рангеловым на Wonderful Design Week 2016 в Краснодаре.

Следил за аккаунтами дизайнеров в соцсетях, смотрел, где бывают, — и записывался. Срабатывало не всегда — есть закрытые мероприятия. Но и на них, как оказалось, не так сложно попасть — если мило улыбаться и делать вид, что со всеми знаком. Всегда можно выкрутиться, главное — желание и цель. Вопрос, для чего вы туда стремитесь. Пить и есть мне никогда не было интересно. Что-то узнать — да. Правда, я быстро понял, что большинство мероприятий, которые организуют сегодня — это только про пить и есть. В чём прикол? До сих пор не понял.

С Татьяной Габлер (Baxter) и Еленой Ленской (Pretto Wonderful)

Про инвестиции в Заху Хадид, стулья-скульптуры и высокий дизайн

200 долларов, доставшиеся мне в наследство от бабушки, вложил в тарелки от Захи Хадид. Решил, это хорошая инвестиция: предмет навсегда останется со мной.

Когда впервые сходил в галерею дизайна bulthaup в Петербурге, чуть не умер от счастья. Понимаете, когда в одном месте видишь кресло OX Ханса Вегнера, лакированный стол Пьеро Форназетти, керамику Хайме Айона, предметы Карло Бимби, Стефано Селетти, Эйлин Грей — это же безумие! Тогда же понял, что мне нужно кресло La Chaise от Чарльза и Рэй Имз. Сейчас это моя главная цель.

С основателями российского бренда Odingeniy на встрече с Клубом Промышленных дизайнеров в Краснодаре.

Дизайн — это искусство. La Chaise — не кресло, Panton chair classic — не стул: скульптуры. Не каждый человек их купит, не каждый интерьер их примет. К тому же, не многие дизайнеры умеют с ними работать. Это проблема, потому что у нас нет хорошей дизайнерской школы, которая учила бы мыслить, а не клепать проекты.

В России даже самый дорогой дизайн не считается стабильной единицей, в которую есть смысл вкладывать деньги.

С дизайнером Ксенией Дуравиной на презентации De Gournay в Pretto Wonderful

О профессии дизайнера и гонорарах за картинки из пинтереста

В России появилось много людей, которые называют себя дизайнерами — интерьера или одежды… В фэшн-индустрии хватает тех, кто отучился на факультете истории костюма, отшил одну выпускную коллекцию и утверждает, что дизайнер. Только не знает, правда, кто такой Alexander McQueen и что такое бамстеры.

Деньги — ключевая причина, по которой сегодня люди идут в дизайн. Идут в профессию в надежде получить богатого заказчика. И, собрав кучу картинок из пинтереста, выдать их за свой проект и поиметь гонорар. У нас так работают. И пусть работают. Но мне кажется, дизайн — та тема, от которой нужно получать удовольствие. Этим надо жить. А если только ради денег — это бред.

Рекомендовать друзьям