«Фактура» на новом месте: хаммамы, «красота для себя» и деревянная розетка на потолке
Фото: Михаил Чекалов

Почему «Фактура» уехала с Красных Партизан и избавилась от мебели (и не только) в новом пространстве студии, планирует ли возобновить «Сандейс Маркеты» и как предлагает заполнять цоколи, свободные комнаты или павильоны на участке. Редактор HomeGuide.ru Татьяна Руссо пообщалась с основателями «Фактуры» Дмитрием и Екатериной Ловягиными — и записала главное.  

С момента нашего последнего общения прошло два с лишним года. Кроме места что изменилось?

Екатерина: Переехав, наконец самоопределились. Поняли главное: «Фактура» — прежде всего студия, а не шоу-рум. Студийный формат подразумевает не только продажи, но и работу над архитектурными и дизайн-проектами — теми, которые ведем сами, теми, с которыми обращаются другие дизайнеры. Как только разобрались с собственным позиционированием, пересмотрели товарную политику.

Поясните.

Дмитрий: Исключили ненужные позиции. Избавились от всего, что прилично отнимало наших ресурсов — в частности, от мебели, которая занимала много места и здесь бы не поместилась.

Екатерина: Не интересные нам проекты не берем.

студия фактура краснодар

Почему вообще решили переехать с Красных Партизан, что не устраивало?

Екатерина: Красных Партизан — большая транспортная артерия, она как труба, которая бесконечно гудит, свистит. Всё это мало похоже на город — на промзону скорее. «Фактура» — про другое, она не терпит суеты, шума. Это заложено в условную ДНК бренда, если хочешь. Исторический центр — другое дело. Согласись, сегодня это единственный район Краснодара, который хоть как-то похож на город. Как человеку, который родился и вырос на Красной, это важно: дух старого Краснодара всегда питал меня.

В каком состоянии нашли это здание на Чапаева?

Екатерина: Место пустовало и было в состоянии руин. Мы пошли по пути нормальной европейской реконструкции. Проанализировав план особняка, поняли, что под старым ремонтом что-то кроется. Как обычно, три щелчка пальцами — и всё закрутилось. Прорубили вход с улицы — прежде его не было. Сделали зачистку, обнажили старые стены. Под линолеумом обнаружили старый паркет, на потолке — прекрасную розетку, правда, не из гипса, а из дерева. Ее просто покрасили. Сохранили.

студия фактура краснодарстудия фактура краснодарстудия фактура краснодарстудия фактура краснодар

«Фактура» стала заметно меньше прежней. Помещаетесь?

Екатерина: Немного не помещаемся. Образцов и материалов становится всё больше, поэтому планируем расширяться. В том числе за счет розничного отдела, но об этом позже.

Ассортимент сильно поменялся?

Екатерина: Фактически, с переездом мы вернулись к изначальной концепции. Сконцентрировались на хорошей керамике: это и керамогранит, и терракота, и смальта, и плитка ручной работы, — и сантехнике. Оставили отопительные приборы и светильники от проверенных и любимых фабрик-партнеров. Продолжаем отыскивать интересные, странные, не похожие на другие бренды. По-прежнему представляем своих любимых англичан и итальянцев. Что важно, являемся прямыми дилерами Rosbri, с которыми еще с 2006 года, Greta Wolf — тоже лет 12-13. Возим тунисскую, метлахскую, цементную плитку, штучные вещи из разных концов мира.

студия фактура краснодарстудия фактура краснодар

 

Есть ли в «Фактуре» керамика, которую нигде в Краснодаре больше не найти?

Екатерина: Если откровенно, в нынешнее время ни о каком абсолютном эксклюзиве говорить не приходится: уж в интернете найти можно все. Мы сильны наработанными связями, возможностью подобрать товар из наличия, умением предугадывать моду на интерьерные отделки. Тем, как оперативно реагируем на запросы; тем, как умеем сочетать материалы и, если требуется, удешевлять проекты: можем сделать недорого и круто. В то же время умеем развернуться, если бюджет это предполагает. Материалы, информация плюс скорость — вот наш эксклюзив.

студия фактура краснодар

С шоу-румом понятно. А как студии с какими проектами вам интересно работать?

Екатерина: Нам по-прежнему интересна жилая архитектура, а не общественные проекты: любим работать с теми, кто строит для себя, — на века, по всем правилам. Причем, интереснее строить с нуля, когда есть полный контроль над событиями. Мы в этом отношении нарастили мышечную массу, пополнили портфолио, сейчас работаем параллельно над несколькими проектами и готовы к новым. В 2016 году, напомню, «Фактура» выиграла архитектурный конкурс Exterior Center за проект частного жилого дома с ландшафтным дизайном.

Exterior Center
Проект Екатерины Ловягиной для конкурса Exterior Center

Реконструкцией тоже занимаемся. Но исправление чужих ошибок — всегда печальная история.

Дмитрий: Даже не ошибок, а каких-то в корне неправильных решений. Понятно, что у любого проекта есть несколько десятков сценариев, и каждый из них имеет право на жизнь. Неважно, от чего отталкиваться — собственного взгляда ли, текущих тенденций, возможностей заказчика… Но сколько проектов, которые не укладываются ни в один из этих сценариев! Увы, нам часто приходится спасать такие дома.

И, замечу, это одна из глобальных задач «Фактуры»: реабилитировать священное звание архитектора и дизайнера. Нам важно объяснить как можно большему числу заказчиков, что дизайн-проект — это не набор из двух цветных картинок, а толстенные альбомы с подробным описанием того, каким будет объект.

студия фактура краснодар

Ландшафтной архитектурой занимаетесь?

Екатерина: Безусловно. Для меня это логичное продолжение работы архитектора. Когда работаем на участке, всегда подвергаем его реконструкции — продумываем планировочные решения, делаем дорожки, возводим необходимые строения, разбиваем сады. По факту ландшафтная архитектура — это целый комплекс работ, не только озеленение. А у нас зачастую заказчику выдают зеленые картинки, где даже названия растений не указаны — не говоря уже об остальном. В нашем случае озеленение — финальный штрих.

Знаю, что сейчас еще хаммамы проектируете.

Екатерина: Да, хаммамы — еще один канал, по которому мы движемся. Он сформировался естественным образом. Во-первых, это влажная зона, которая связана с керамикой. Во-вторых, поскольку мы много работаем над особняками, нередко возникает вопрос, чем бы заполнить цоколь, свободные комнаты или павильон на участке. Нередко этим чем-то оказывается именно хаммам.

дизайнер екатерина ловягина

 

Дмитрий: Что касается интерьеров, отказались от маленьких типовых квартир. Частичную работу над объектом тоже не рассматриваем.

Екатерина: За проект маленькой квартиры возьмемся лишь в том случае, если есть «хитрая», сложная задача. Но с удовольствием поможем клиенту с комплектацией этой квартиры: дадим рекомендации, подберем материалы, проконтролируем работы, монтаж.

Дмитрий: Искренне не понимаем, когда говорят: «В гостиной дизайн нужен, в туалете — нет, его всё равно не увидит никто».

Поняли, что работаем для людей, которые создают красоту для себя, не напоказ. Это, пожалуй, некая идеологическая корректировка нашей концепции.

студия фактура краснодар

Есть что-то еще, за что точно не возьметесь?

Екатерина: Первое и главное — не станем потворствовать человеческим заблуждениям, чего бы они ни касались. Вообще, пора бы признаться себе, что я очень принципиальна: никогда не назову белое черным и буду гнуть свою линию до последнего. Безусловно, такой подход обязывает аргументировать каждый шаг, но я к этому готова. Потому что считаю себя профессионалом.

Кстати, дизайнеры не боятся обращаться к тебе? Ты действующий дизайнер, сама комплектуешь объекты, вдруг начнешь исправлять их ошибки?

Екатерина: Я не кусаюсь (смеется). И не стану говорить, что что-то выполнено плохо, если рискую испортить чужую репутацию. Если есть необходимость — могу сделать правки. Другое дело, если дизайнер не хочет тратить время на какие-то блоки работы, — спокойно может отдать нам на аутсорсинг. Мы в этом случае не претендуем ни на какие лавры.

Наша задача — выслушать дизайнера, понять, что нужно, и помочь ему с выбором материала. Если потребности в помощи нет — просто ждем в студии для работы.

студия фактура краснодарстудия фактура краснодар

Не могу не поинтересоваться, что с Sundays Market? Есть мысли возродить его или создать нечто подобное?

Дмитрий: Пару лет назад Sundays Market стал чем-то новым для Краснодара. С его помощью решили одну из главных для себя задач — протестировали архитектурную и дизайнерскую среду города, определили круг практикующих дизайнеров, с которыми по сей день работаем. Но поскольку Краснодар любит себя копировать, количество подобных ярмарок, маркетов возросло. Мы поняли, что свою задачу выполнили. Так что пока не видим в нем необходимости.

Екатерина: Сама идея блошки нам импонирует — но реализовать ее думаем все-таки в другом формате. Маркеты проводить не будем: неинтересно с коммерческой точки зрения, даже несмотря на то, что первый собрал больше 800 человек — это очень много для Краснодара.

Дмитрий: Грамотная подготовка любого события, будь то маркет или образовательный семинар, требует много времени. Мы же хотим его тратить на проекты. Тем более сейчас их достаточно много.

студия фактура краснодар

Рекомендовать друзьям