Дизайнеры Ample Studio: «Было важно изменить представление о ресторанах в спальных районах»
Фото: архивы Ample Studio

Барселонская дизайн-студия Ample Studio — о ресторанах в спальных районах, национальном русском — аврале, и о том, на чем не стоит экономить, оформляя жилой интерьер.

В мае рассказывали, что ресторан «Макароны» и еще четыре российских претендуют на звание лучшего ресторана в Европе — по версии британской премии Restaurant and Bar Design Awards. 1 июля оргкомитет объявит победителей. Российские проекты в шорт-лист не вошли, что не отменяет значимости самого попадания в номинанты. «Макароны», например, — первый краснодарский ресторан, замеченный Restaurant and Bar Design Awards. Интерьер заведения разработала барселонская Ample Studio.

ample studioAmple Studio — это Саша Семенцев, Анастасия Швыряева и Наталия Примачук, российские дизайнеры, переехавшие жить и работать в Барселону. Саша краснодарец, выпускник Санкт-Петербургского института культуры и искусств, Анастасия из Новороссийска, тоже училась в Петербурге, в Балтийском институте и Университете Технологии и Дизайна. Наталия Примачук москвичка, после Строгановки поступила в барселонскую школу дизайна и инженерного дела Elisava. В 2014 году Саша, Анастасия и Наталия основали Ample Studio, которая разрабатывает дизайн коммерческих и частных пространств, занимается жилой архитектурой и предметным дизайном.

Коротко о «Макаронах»: идея, концепция, реализация.

Анастасия Швыряева: В прошлом году Олег Менакер (совладелец ресторана «Макароны») обратился к нам за помощью в разработке концепции семейного ресторана. Это его идея — сделать большой семейный ресторан итальянской кухни. Проект с ним не первый, Саша вообще практически его родственник — в творческом плане (смеется).

Саша Семенцев: «Макароны» создавались в заведомо неудачной зоне: ресторан, все мы знаем, расположен далеко от центра. Место должно было стать привлекательным настолько, чтобы люди захотели поехать туда с другого конца города. Это с одной стороны. С другой, было важно изменить представление о ресторанах в спальных районах — таких несчастных, грустных, которым гости достаются только потому, что больше некуда.

ресторан макароны ample studio
Ресторан «Макароны» в Краснодаре

А.Ш.: Но главной задачей было охватить аудиторию людей, живущих рядом, — чтобы у них не было необходимости выезжать в центр, если они хотят поесть в заведении. В Испании рестораны, которые находятся на окраине, как правило, не претендуют на то, чтобы в них приезжали издалека. Здесь делают обычные обеды для людей, которые живут и работают рядом.

Наталия Примачук: Если речь не о каком-нибудь El Bulli, который находился в богом забытой деревне, но куда нужно записываться чуть ли не за три месяца, — просто потому что Ферран Адрия. Такие варианты тоже имеются. Однако если брать большинство, то все рестораны на окраине обслуживают людей, живущих по соседству. Правда, в Европе все-таки чаще едят вне дома, поэтому и рестораны в спальниках — история более актуальная, чем в России.

Было важно изменить представление о ресторанах в спальных районах — таких несчастных, грустных, которым гости достаются только потому, что больше некуда.

С.С.: Что касается кухни «Макарон», это должна была быть простая, понятная всем история. Мы изначально не хотели заигрываний с «дорого», «мы самые лучшие» и так далее. Хотели сделать классный объект — просто и от души.

 

Н.П.: Ресторан должен был быть уютным — все-таки он семейный. И достаточно традиционным, с минимумом трендовых, модных вещей.

А.Ш.: Да, никаких сложных для понимания дизайнерских решений, никакого панка, любых крайностей.

С.С.: Бессмысленных крайностей, вольностей.

Не раз слышали мнение, что у «Макарон» нет своего яркого, запоминающегося лица — такого, как у ваших же проектов McKey в Краснодаре или новороссийского Barco. Что вы думаете на этот счет?

С.С.: McKey — стилизованный под английский паб проект. То есть результат некой существующей, устоявшейся стилистики. В «Макаронах» этого нет. К тому же, нам хотелось уйти от невероятной яркости. Начинка ресторана не должна была выпячиваться, перетягивать на себя внимание.

А.Ш.: Интерьер в ресторане — все-таки третьестепенное звено.

Это за границей интерьер — третьестепенное звено. В России другое отношение.

А.Ш.: Да, в Европе интерьер зачастую вообще не имеет значения для посетителя. Здесь чаще можно встретить ресторан с великолепной кухней, в котором весь интерьер — это побеленные стены да простейшая мебель.

Barco ample studio
Ресторан Barco в Новороссийске

Barco ample studio Barco ample studio

С.С.: Еще и проект с реализацией ресторана делала семья, которая им же владеет — в целях экономии.

А.Ш.: Безусловно, здесь есть рестораны с потрясающими дизайнерскими решениями, но это скорее некое дополнение к кухне. Никто не оценивает ресторан по интерьеру. Понятно, что интерьер создается под конкретную аудиторию, и аудитория ресторанов в Лондоне, Барселоне, Москве и Краснодаре будет разной. Если говорить в общем, то можно сказать, что в России интерьеру уделяют куда больше внимания, чем здесь.

В России вечный аврал. Сначала заказчик долго раскачивается, а в последние два месяца понимает, что скоро открытие, — и пора начинать.

McKey Pub & Restaurant ample studio
Ресторан и паб McKey в Краснодаре

McKey Pub & Restaurant ample studio

 

Что должен сделать дизайнер, чтобы его проект заметили эксперты Restaurant and Bar Design Awards или любой другой крупной премии?

Н.П.: Многое зависит от нетворкинга. Шансов, разумеется, больше у проектов, о которых рассказывали.

А.Ш.: Возможно, о нас узнали именно потому, что когда-то публиковался другой наш проект, гриль-бара Barco в Новороссийске. О нем написали Wallpaper, Yatzer и Retaildesignblog.net.

С.С.: Посмотрите на наполнение премии — все конкурсанты разные. Думаю, экспертный совет премии на первом этапе формирует некое ассорти, а уже потом выясняет, кто действительно крут. Но предугадать этот выбор невозможно — ни на одном из этапов.

Boroda bar ample studio
Boroda bar в Новороссийске

Ленивые испанцы и национальное русское

 

Расскажите про клиентов в России и Европе — чем они отличаются?

Н.П.: Русские клиенты хотят, чтобы мы работали и в выходные дни. Не привыкли, что дизайнеры — тоже люди и любят отдыхать.

А.Ш.: Это к вопросу об организации работы. В России вечный аврал. Сначала заказчик долго раскачивается, а в последние два месяца понимает, что скоро открытие, — и пора начинать. Здесь, в Испании, менеджмент на более высоком уровне. Часто слышим, что испанцы ленивы, много отдыхают. Это не так. Просто они настолько грамотно выстраивают день и распределяют время, что умудряются эффективно работать и оставлять время на отдых.

С.С.: Примерно в те же сроки, за те же деньги, но с планированием времени на исправление ошибок.

Мы не можем доминантно, тиранически диктовать свое видение декоративного оформления. Но можем настаивать на планировочных решениях.

Н.П.: А взять французов — клиенты тяжелее русских: капризные, придирчивые, часто меняют мнение.

А.Ш.: Хотя вредный клиент может встретиться в любой стране.

Если мы говорим о жилых пространствах — есть явные национальные различия?

Н.П.: Они разнятся все-таки не от страны к стране, а от человека к человеку. Есть, конечно, и общие черты. Россиянам, в отличие от тех же испанцев или итальянцев, например, очень важны спальни. Здесь же акцент на гостиных — наверное, потому что развита семейственность, люди больше времени проводят вместе. В общих зонах, как правило, лучший вид из окон, больше всего света…

ample studio
Апартаменты на Bruc street, Барселона

ample studio

Секрет в долговечности

 

На чем в жилых интерьерах нельзя экономить?

Н.П.: Первое — это свет.

А.Ш.: И пол. Тоже важная вещь. Когда заказчик просит постелить на пол ламинат, когда у него есть деньги на натуральное дерево, мы отговариваем. Лучше постелить долговечный материал, но сэкономить на том, что не проблематично заменить — на мебели, аксессуарах.

Apartments ample studio
Апартаменты в Эшампле, Барселона

Apartments ample studio Apartments ample studio

Интерьер так или иначе строится по требованиям заказчика, ему в нем жить, и мы не можем доминантно, тиранически диктовать свое видение декоративного оформления. Можем настаивать на планировочных решениях, и то не всегда. Если человек хочет, утрирую, входить в гостиную через туалет, мы не можем запретить. Но будем очень активно уговаривать его этого не делать.

С.С.: В конце концов он сам прорубит эту дверь (смеется).

Н.П.: Другое дело, если мы совсем друг друга не понимаем. Тогда надо расставаться, все-таки каждый проект — это примерно полгода, зачем так долго мучить друг друга?

А.Ш.: Тут как в браке: сразу не сошлись — разойдитесь.

 

ample studio
Коллекция мебели Uoon от Ample Studio, в основу которой положен принцип анаморфоза, оптической иллюзии: конструкция скамейки, кресла или кровати может меняться в зависимости от угла зрения.

Над чем работаете сейчас и хотели бы поработать в будущем?

А.Ш.: В работе офисное пространство для одной кинокомпании, есть еще несколько жилых проектов.

Н.П.: Хотелось бы взяться за городской объект, поработать над малыми формами — парком, детской площадкой, школой, павильоном.

С.С.: Уйти в сторону малой архитектуры.

Рекомендовать друзьям